Просмотров: 827

Сон про уже бывшего президента Египта Мурси

Всем шалом!

Перед самым новым 2013 годом получил этот сон и поделился тогда им только с небольшим количеством моих друзplanesmallей и знакомых. Но после свержения египетского президента Мурси, решил выложить его. Впервые сделал это в первой половине июля 2013. Теперь выкладываю уже здесь.

Сон с 21 на 22.12.12

Начало сна: место похожее на аэропорт. Ночь, во всяком случае, темно, как ночью. Передо мной находился, вроде бы на носилках (точно внимание на этом не заострилось) какой-то человек. Хотя я и не видел его лица, но было понимание, что это взрослый мужчина. Он был без сознания. Вокруг находилась какая-то группа людей. Точно — сознание не зафиксировало сколько. По ощущениям — не менее чем 8-10 человек. Говорил один, лицо которого я видел. Лиц всех остальных я не видел. Судя по всему, все эти люди были знакомы и даже больше: это были люди «соработники/соратники». Судя по погоде, вне стен аэропорта было холодно, скорее всего, это была зима, но снега не было видно. Судя по смыслу монолога говорящего, этого человека – который был без сознания, необходимо было незамедлительно везти на срочную операцию, связанную с головой, возможно с опухолью находящейся рядом с мозгом. Пришло понимание, что это президент Египта Мухаммад Мурси. Тот, кто говорил, судя по всему, был либо начальником охраны, либо главой администрации, возможно на тот момент, одним в этих двух лицах. Во всяком случае, он был тем, кто четко говорил, осознавая тонкости сложившейся ситуации и говоривший со властью, как имеющий полномочия и право говорить в то время, как сам Мурси был без сознания. 

Тот, кто говорил, был гладко выбрит, примерно 35-45 лет, немного смуглый. Хотя я и не видел лиц рядом стоящих людей, предположительно рядом с Мурси стояло несколько женщин. Сама речь говорящего, заняла по времени не более нескольких минут. Судя по всему, в этом аэропорту была транзитная пересадка, и это было где-то в Европе. Пришло понимание того, что в это место прилетело вместе, с находящимся без сознания Мурси, какое-то количество людей, часть которых должна остаться то ли здесь, то ли поехать еще куда-то. 

И только несколько человек, включая говорящего, должны лететь дальше с Мурси в то место, где ему должна будет сделана операция. Тот кто говорил, вещал о том, что возникла сложная ситуация и если «все пойдет не так», как им хотелось бы, по некоему непредсказуемому пути, то он уже не сможет обеспечивать безопасность тех, кто его слушал, и им придется позаботиться о себе самостоятельно. После операции Мурси и того, как он будет уже более-менее «на ногах», если власть в стране будет захвачена оппозицией, чего вероятность весьма высока, особенно при временно недееспособном президенте, то они все будут должны встретиться в Цюрихе.

48785_537636_1357642474Это был момент окончания его речи, и вдруг я обнаружил, что мы все стоящие рядом, как бы переместились и находились около самораскрывающихся дверей, оборудованных фотоэлементом. В следующее мгновение мы все оказались снаружи недалеко от взлетной полосы, где метрах в 50 или что-то около того, стоял самолет со сброшенным трапом. В это мгновение ко мне пришло осознание того, что я должен взять на руки находящегося без сознания президента Мурси и донести его до самолета. На мгновение промелькнула мысль, что это странно, так как Мурси достаточно большой и не мало весящий мужчина, и как это я смогу взять его на руки как ребенка?! Но буквально через еще одно мгновение пришла изнутри уверенность, что я должен обязательно взять его на руки без промедления и что у меня все получится. Я тут же взял его на руки и удивительно: вроде бы нес взрослого немаленького мужчину, но мне было легко, как будто я нес маленького ребенка. То ли я стал большим, то ли он маленьким. Но я вроде бы оставался таким же и Мурси не изменился, но, тем не менее, я нес его как ребенка: во сне это было возможно. Лица Мурси я не видел все это время, но понимал, что это был именно он, как по смыслу происходящего, так и по некоей внутренней уверенности. Интересно было то, что никто из рядом находящихся не препятствовал тому, что я делал, а отнесся к этому как к само собой разумеющемуся. Я подошел к самолету на руках с Мурси вместе с небольшой группой людей. В этот момент, когда я нес его к самолету, меня посещали смешанные чувства. С одной стороны, Мурси был человеком агрессивно настроенным к Израилю и евреям в целом, хотя и скрывающим по возможности свои чувства после избрания себя на пост президента. Лично у меня до этого момента, было отношение к Мурси как примерно у среднестатистического израильтянина к фараону, который не отпускал народ Израиля в обетованную землю. В общем, далеко не самое лучшее. С другой стороны, я понимал, что Мурси – это обычный в своем роде человек, которого Господь любит, за которого Он умер и которого Он хочет спасти. Первые чувства были гораздо ближе к сердцу, если так можно выразиться, а вторые, хоть и более правильные с духовной точки зрения, но весьма далекие. Во всяком случае с душевно-эмоциональной точки зрения.

Однако, когда я взял Мурси на руки, он вдруг стал для меня не просто «фараоном без сознания или «недобрым человеком», а каким-то беспомощным, как маленький ребенок, который нуждается в защите и помощи. Очень странные и необычные переживания.

Как только я донес его до самолета, вдруг через мгновение, наступил следующий эпизод. Вход в самолет оказался не очень высоко от земли и дверь очень широкая, так что я без трапа просто наклонился внутрь самолета и осторожно положил Мурси на нечто, похожее на носилки. Вдруг резко наступило утро и оно оказалось очень солнечным, так что создалось впечатление, что чуть ли не середина дня. Такое ощущение, что время было между 10 и 11 часами утра. Издалека мне изначально показалось что самолет габаритами был примерно таким как ЯК-40 или, возможно немного поменьше. Но когда я положил внутрь его Мурси и окинул взглядом все вокруг, то мне он показался очень маленьким. Все его внутреннее пространство было разделено условно на две части: для пассажиров и пилотов. Пространство было общим и перегородки между этими двумя частями не было. По размерам внутренность этого самолета была подобна внутренним размерам пассажирского микроавтобуса на 8-10 человек, только несколько более широкого. Возникла даже некоторая ассоциация, что это очень похоже на внутреннюю часть вертолета, перевозящего небольшой десант с открытой дверью-бортом откуда можно было на высоте вести стрельбу по целям на земле.

Aviation_Cockpit_019242_Как только я уложил Мурси, то ощутил сильное внутреннее побуждение молиться за него. Я склонился над ним, возложил на него руки и начал молиться. Первое за что я помолился, насколько я помню, это за его покаяние и рождение свыше. Второе – и за это я уже отчетливо помню – за его чудесное исцеление, молился против опухоли в мозге, чтобы она исчезла и Мурси был полностью здоров. Молился недолго: не более двух минут. После того, как я закончил молиться, один из пилотов сказал, чтобы мы поторопились, потому что надо уже срочно взлетать, дабы не опоздать. Не считая пилотов, Мурси и меня самого, в салоне было не более 5 человек, но сколько точно, мне было не видно. Самолет стал на взлет и начал разгоняться. Вдруг пришло понимание того, что мы, то ли в Австрии, то ли летим в Австрию. Точно так и не понял. Взлет был странным. Стартовали вроде как со взлетной полосы аэродрома, но как только начали разгоняться, то стали находиться внутри все более и более оживленного городского движения. Такое впечатление, что взлетная полоса стала превращаться в автомобильную автостраду, и далее, просто в обычную городскую дорогу. Странно, что прямо на пути движения, как только мы оторвались от земли, стали появляться чрезвычайно высокие деревья, похожие даже местами на столбы, но все-таки это были деревья. Самолет начал набирать высоту и тут же маневрировать, чтобы не врезаться в эти появляющиеся прямо по курсу деревья. Иногда было необходимо настоящее мастерство, чтобы это сделать. Но страха, что может случиться что-то плохое, не было. В тот момент, когда самолет уже почти обошел все препятствия и был примерно на уровне верхушек самых высоких деревьев, я проснулся. Пока мы были в процессе этого взлета, я находился прямо за сиденьем пилота, который был справа, и в какой-то момент возникло впечатление, что я из сиденья находящегося прямо за ним, переместился в кресло самого второго пилота, причем он, то ли подвинулся, то ли растворился, то ли поменялся со мной своим местом.

Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.